Вечер вокруг Фонтанного дома


Видит бог, я очень хотела написать красивый и длинный отчет о тихо-прекрасном музейно-театральном воскресном вечере. Но собственно в воскресенье я пришла домой так поздно, что сил не было даже включить компьютер. Вчера была магнитная буря и много недоделанной работы. Сегодня я честно начала повествование, и накропала почти что половину — а потом одним ловким движением пальца изничтожила все написанное… Приниматься за воссоздание утерянного — сил нет, равно как и времени, так что ограничусь я кратким конспектом с картинками. Итак:

1. Музей — для тех, кто далеко и не бывал, и не знает, о чем речь —  вырос вокруг квартирки, где некогда жила Анна Андреевна Ахматова, во флигеле Шереметевского дворца на Фонтанке — отсюда и «Фонтанный дом». Когда в самом музее и в саду пусто — там очень хорошо. Впрочем, экспозиция весьма и весьма скромная: чистенько, но бедненько. Плюс «Американский кабинет Бродского», за отсутствием нормального музея-квартиры служащий его временным заместителем. Меня в подобных местах — особенно когда вокруг тихо и пустынно — накрывает каким-то мучительным ощущением вещей, переживший своих людей… но это долго и нудно объяснять. Но в целом, прелюдия к спектаклю была правильной.

 

 

Обратите внимание на полотенце. На фотографии это видно не слишком хорошо — но это самое обычное покупное «вафельное» полотенце — к которому кто-то когда-то зачем-то навязал крючком кружева… Уже почти уму не постижимо. Кружева. Ручной работы. На кухонной тряпке. И как это стало нынче модно — вскрытая короста обоев вплоть до искомого исторического слоя…

 

А вот эти две фотографии — уже из «Кабинета». Тот самый чемодан, кстати.

 

2) Самый вкусный в этом городе кофе «на ход ноги», как я уже отмечала, варят на Литейном в малюсенькой даже не сказать кофейне — скорее, кофейной лавке — спрятавшейся на углу Литейного и улицы Белинского. Кстати, я вдруг осознала, что понятия не имею, как правильно назвать такое (типичное для классического Петербурга) архитектурное решение со срезанным углом дома на 1 этаже — было бы интересно узнать, если кто-то в курсе. А кофе в этой лавочке советую выпить всенепременнейше. Особенно латте с розмарином, хотя и пряный раф — тоже ничего. Что особенно примечательно — кофелавка эта располагается практически напротив давно почившего в истории легендарного хипповского кофеюшника под названием Abbey Road 🙂 

 

3) Моноспектакль по текстам популярного и удобного для восприятия на слух автора в стильных и, как правило, минималистичных декорациях — решение настолько беспроигрышное, что я начинаю опасаться за судьбу классического драматического театра. Зачем держать целый штат актеров, выстраивать сценографию, городить декорации и шить костюмы, когда вполне достойный спектакль можно создать из одного человека и деревянного стеллажа? Впрочем, спектакль был действительно хорош и заставил думать о разном. Прежде всего — в который уж раз — о почти ушедшем уже в небытие поколении дворников и сторожей позднего совка, нобелевских лауреатов из двустоличного андеграунда, нон-конформистов, которых конформизм в конце-концов таки победил и съел с волосами и тапочками. В результате для меня лично получился вечер памяти исчезнувшей эпохе, панегирик совку, который во всем своем уродстве позволял, тем не менее, всем этим бродским-довлатовым-шемякиным-гребням существовать и творить, и написать свои имена на осколках самовластья… весь вопрос в том, как долго теперь продержится надпись.

А фотографий со спектакля у меня нет — как приличный человек, телефон я выключила и убрала в самом начале.  Но если интересно — некоторое их количество есть на специальной страничке этого спектакля вконтакте: https://vk.com/album-43555742_187874692

4) По сложной и трудно воспроизводимой цепи ассоциаций мне после этого спектакля мучительно захотелось предпринять путешествие по этойнашейродине насквозь, с запада на восток, до самого Владивостока, по возможности на авто — или, так как водить я не умею да и нечего мне водить — хотя бы на поезде, с периодическими остановками и высадками в неизведанных краях. Таким образом, одним гештальтом в хозяйстве стало больше — и я ума не приложу, как и когда его теперь закрывать…

P.S. В Доме Мурузи, мимо которого я шла к Фонтанному дому, магазинами и магазинчиками занят весь первый этаж, причем отнюдь не бутиками — есть там и какая-то дешевая тошниловка, и цветочная лавка, и магазин «Продукты» .  Вдоль Литейного, правда, торговля поприличнее, а с угла Преображенской площади — элитный чайный магазин. Но божежмой, божежмой, ведь туда так и просится литературное кафе с книжным магазином! Назваться оно, понятное дело, должно «Полторы комнаты», или, например «Вброд». И я вот совершенно и стопроцентно уверена, что не может не иметь успеха такое место при мало-мальски грамотном подходе — уж всяко не менее выгодно держать кафе, нежели продуктовый ларек. Все это настолько очевидно, что я просто не понимаю, почему до сих пор не… запишем в запросы к мирозданию. И поставим на этом жирную точку.