Галопом по Германии — 2018


Недолгий, но весьма насыщенный вояж в северную Германию  (с заездом в Голландию и Бельгию, но о том отдельно) безусловно, удался. По традиции хочу сказать по этому поводу пару (сотен) слов, – но должна предупредить, что не все эти слова будут ласковы. Надеюсь, что мои друзья и знакомые, живущие в Германии, всем последующим не оскорбятся… но если кто-то в себе не уверен — просьба дальше не читать.

За эти несколько дней я успела побывать в Дюссельдорфе, Кельне,  Бремене, Марбурге и немного прокатиться вдоль среднего Рейна – то есть на северо-западе и в центре. Тем не менее, я и далее буду писать «Германия» – осознавая, что для полноты картины неплохо было бы добраться до Берлина, Баварии, Дрездена, и что по российской мерке я гуляла по тулам, воронежам и ростовам-на-дону.

Итак, Германия — спокойна, деловита, равнодушна, более-менее аккуратна… хотя мои вполне классические представления о немцах как товарищах болезненно пунктуальных и чистоплотных пострадали после этой поездки, и весьма. Здесь, конечно же, нет такой грязи и вони, как в Италии, — но хламовников разной степени запущенности предостаточно, а поезда опаздывают с завидной  регулярностью. Зато деревья – и не только вдоль обочин и тротуаров, но и, скажем, по краю леса – имеют тенденцию вытягиваться во фрунт, а все плоские поверхности, вертикальные и горизонтальные, расчерчены прямыми линиями фахверков, каналов, границ, дорог и очень ровно натянутых проводов. Кажется, что строгая линейность пространства призвана напоминать гражданам, какие качества им следует в себе пестовать и к чему стремиться. Очень странно, что за столько веков немцы не спрямили Рейн: в нынешнем своем виде он совершенно не соответствует национальному идеалу.

Немцы не то, чтобы приветливы – скорее просто вежливы. Улыбаются мало, даже наоборот — очень много напряженных лиц. По-английски объясниться обычно не удается. Сие особенно забавно, когда необходимоо спросить дорогу: тебя вежливо выслушают – и ответят  по-немецки. То же самое в обычных магазинах, в музеях и даже на вокзалах. И только продавцы в сувенирных лавках шпрехают на инглише коряво, но свободно. Я было подумала, что виной всему плохое знание английского – но вот Женя Андреев уверил меня, что это дело принципа: приехал в Германию – изволь говорить по-немецки. Так что если вы собираетесь, например, погулять по незнакомому немецкому городу без сопровождающих – рекомендую сначала выучить некоторые полезные слова: где, куда, вокзал, ну и т.д.)))

Германия очень отчетлива, брутальна, телесна, и эта телесность не то, чтобы без души, но без той чувственной сексуальности, которая столь отчетливо ощущается в Италии, и уж тем более без скандинавской гармоничности и прозрачной легкости. Целесообразность здесь разлита в воздухе, так что местное искусство, даже пресловутый немецкий романтизм – игра ума, часто весьма талантливая, местами трогательная, местами вычурная, но без священного безумия, ибо безумие непрактично и плохо продается.

Чтобы не обзавестись случайно никому не нужной томностью, рефлексией, а также для усмирения характера и либидо немцы – а за ними и понаехавшие – кушают конкретно и основательно. Пиво, свинина всех видов и мастей, картофель, джемы и соуса, масло. Очень много пекарен и всевозможного хлеба и сдобы… я очень люблю вкусный хлеб, но если бы я жрала его каждый день в таких количествах, у вас было бы уже две меня. Из интернациональной кухни прижилась – и весьма – пицца, итальянские рестораны на каждом углу. «Регулярный» кофе – дрянь, как и в Финляндии, и точно также его пьют из бумажной посуды ведерного объема… но эспрессо-машины стоят почти везде, так что жить можно, даже если спишь 4-5 часов в сутки.

Еще Германия – самая нетуристическая страна, с которой мне пока довелось встретиться. Охочие до впечатлений иностранные гости не то чтобы не приветствуются, — на них просто почти не обращают внимания. Очень мало сувенирных лавок, многие сайты музеев и замков – только на немецком, и даже в самом центре старого города в едальне не всегда найдется англоязычное меню. Отсутствие лотков с барахлом меня только радует, а вот отсутствие информации на понятном мне языке там, где она по определению должна бвы быть – нервирует по шкале от «досадно» до «бесит».

В общем и целом, у меня сложилось впечатление, что Германия – это спокойная и скучная страна для простой, без претензий и околокультурных амбиций жизни. Встал-поработал-пообедал-выпил пива-пошел домой-поужинал-лег спать. На выходных с детьми или «партнером» можно прогуляться по парку, поехать в близлежащий достопримечательный замок, а то и на концерт сходить или в музей, но лучше в друзьями в бар, пиво намного питательнее этого вашего искусства. Если здесь и жить – то только глубоко уйдя во внутреннюю Монголию и понастроив там, на глубине, кормушек-поилок для души и головного мозга. Это, однако, требует усилий, не всем такое строительство  по плечу. Второй способ, разумеется, опрощение – но мы его не рассматриваем.

Вот, кажется, и все, что хотелось сказать в целом о стране – переходим к частностям, каковых у меня было пять:

Дюссельдорф – большой и светлый, практически полностью разрушенный во время войны, затем отстроенный заново. Так что, несмотря на преклонные лета (первое упоминание – в начале 12 века) выглядит он вполне молодо. Родина Гейне. Альштадт, то есть старый город — крошечный, обходится неторопливо за полчаса. Очень хороши набережная и мост над Рейном, который можно и нужно хотя бы раз перейти пешком. На набережной обнаружились будочка буккроссинга и обзорная башня, на которую я, конечно же, залезла; мимо тянутся баржи, вдоль по-над Рейном стоят – строем, разумеется – аккуратно подрезанные платаны. Парки, утки, лебеди; на рододендронах уже вот-вот лопнут бутоны. Много симпатичных современных домов и странной скульптуры. Метро бегает по земле и мало чем отличается от трамвая. Есть пара старых кирх, вроде бы неплохая картинная галерея — но я до нее не дошла. Магазины в преддверии пасхи заполнены почему-то зайцами и пронзительно-розовыми свиньями, что непривычно: в той же моей любимой Финляндии, да и в родных краях все больше цыплята. А в Германии зайцы на яйцах. Пришлось залезть в википедию, полюбопытствовать. Оказалось, что «происхождение пасхального кролика восходит к древнегерманским традициям», к языческому культу богины весны и плодородия; а в 17 веке неким охочим до литературной славы профессором медицины был опубликован рассказ о кролике, откладывающем на пасху яйца и прячущем их в саду. Так что все логично – это просто я темная.

С едой, как и с культуркой, все тоже незатейливо. Днем аборигены пьют свой невразумительный недокофе ведрами, едят жаренные сосиски и брецели, постные баранки, которые хороши только в горячем виде и то не всегда. Едят, кстати, много, даже на ходу, дурным тоном это явно не считается. Вечером, разумеется, пивасик. Местное пиво называется альт – оно достаточно богатое на вкус, плотное, не светлое, но и не вполне темное, и чем больше его выпиваешь, тем больше хочется… натурально, сушняк приходит после первого стакана и не уходит (вот, кстати, тоже разрыв шаблона: нигде никаких пивных кружек, только скромные стаканчики да бокальчики). Каждая третья пивная – со своей пивоварней, и чтобы перепробовать все варианты — нужно приезжать как минимум на неделю. Фирменное блюдо – жареная кровяная колбаса с картофельным пюре и яблочным муссом – называется «Небо встречается с землей». Local speciality – маринованная говядина по-рейнски с изюмом – вкусно, но не до истерики . Еще, как я читала, есть тут некий местный сыр с тмином и луком — но с ним познакомиться мне не удалось.

Кельн – видела проездом, не считается. То есть сначала я планировала по нему погулять более основательно, но меня отговорли под тем предлогом, что кроме собора смотреть там нечего: весь старый город был уничтожен бомбардировками во время второй мировой. Сохранился только собор, который, судя по всему, берегли как географический ориентир – впрочем, он один вполне себе стоил остановки в пути. Начало строительства – середина 12 века; третье место в списке самых высоких церквей мира — 157 метров в высоту; внесён в список всемирного наследия Юнеско. Башни – черные, древние, даже страшные, изрядно поеденные временем. При всем этом собор почему-то напомнил мне, и очень отчетливо, Sagrada Família – вот только на Саграду можно подняться на лифте (и то только на 50 м) – а здесь хоть почти до самого креста – пешочком. 533 достаточно крутых ступени по узкой винтовой лестнице – это интересный опыт. Сам же собор изнутри описанию не подлежит, здесь у каждого будет свой опыт. Я как альтруистка до мозга костей – увы, увы – разговаривала там с камнями, светом и временем, но это не те разговоры, которые можно пересказывать в формате путевых заметок.  

Браубах – малюсенький городочек под Коюблнцем на среднем Рейне, примечательный тем, что над ним возвышается замок Марксбург – единственная не разрушенная ни в средние века, ни позже крепость, а потому сохранившая оригинальную планировку и архитектуру. Вокруг замка по склонам холма – вполне себе сказочный лес, так что провалы во времени и погружение в сказки братьев Гримм на подъеме гарантированы,  особенно если отправиться в замок в одиночку и в «несезон», чтобы вокруг не было ни других визитеров, ни машин. Дорога к замку называется Философенвег – философская тропа, и по ней нужно подняться на высоту 150 м,  так что панорама Рейна и долины открывается замечательная. Сам же замок попеременно работал крепостью, дворцом, лазаретом, тюрьмой, а теперь в нем маленький, но интересный музей, кафе с летней терассой, а также частные аппартаменты и помещения для корпоративов и прочих праздненств. В аппартаменты публику, разумеется, не пускают, но это не печально – имеющейся экспозиции вполне достаточно для утоления любопытства. Зайти в замок можно только с экскурсоводом, но мне повезло – попался отличнейший, да еще и свободно говорящий по-английски. Так что нашей маленькой группе несезонных туристов (кроме меня, пришло и приехало еще четверо) было все подробно и обстоятельно изложено и показано. Очень, пардонэ муа, впечатлило устройство средневековых туалетов – они крепились к стене снаружи и пола не имели, а внутри открывались прямо в обеденную залу, чтобы вынужденный отлучится по нужде рыцарь не выпадал из общей беседы.

А городок – маленький, тишайший, достаточно пожилой – судя по некоторым домикам. Днем в будний день на улицах почти никого и кофе выпить негде – но чистенько и миленько.

Марбург – ну, это Марбург. Многие из нашеньких уже бывали. Здесь средневековый дух и архитектера сохранились прекрасно, и на осмотр городских красот требуется отнюдь не полчаса; и все же главные достопримечательности этого города – люди: Ломоносов, братья Гримм, Пастернак и чета Певзнеров, Гриша и Лина.

Здесь дома вырастают их горы, а из домов – деревья, здесь можно входить в квартиру через крышу и ходить по вертикальным улицам. Весь старый город – очень сказочный, игрушечный, эдакая затейливая, расписная шкатулочка. Гриша Певзнер, прекрасный и неутомимый, вихрем пронесший впс сотоварищи по самым примечательным марбургским уголкам, рассказывал, что некогда было издано собрание сказок братьев Гримм, где в качестве фона и общего места жительства едва ли не всех героев выступает именно Марбург. Теперь непременно хочу найти эти иллюстрации, дабы сравнить впечатления. Еще в Марбурге есть башня ведьм и дом ведьмы… «Ты ведь немного ведьма?» — спросил меня Гриша, и мы пошли… не знаю, много или немного, но после этой экскурсии мне почему-то захотелось не стишки писать, а набрать старых лоскутков, бисера, прочей дряни – и смастерить маленькую ведьмочку. Где бы только время найти.

О Марбурге можно было бы писать много, долго, со вкусом и подробностями – но это просто бессмысленно (и нескромно, и глупо) делать при наличие в эфире Гриши Певзнера. В Марбурге я бы с удовольствием, при случае, оказалась еще раз – желательно в теплый и солнечный день, чтобы просто спокойно побродить по улицам. Если такая возможность когда-нибудь представится, нужно предварительно будет перечитать и братьев-сказочников, и «Охранную грамоту», и биографию Ломоносова – для полноты ощущений. Хотя (забегая немного вперед) Марбург – это не Брюгге, к счастью: мест, засасывающих и притягивающих к себе навсегда, не должно быть слишком много, иначе недолго и порваться на части.

Бремен – последний город, где удалось побывать, родина небезызвестных музыкантов. Честно говоря, я ожидала несколько большего… но оказалось, что слава его, воспетая путеводителями и блоггерами – основательно преувеличена. Самое примечательное, как водится, старинный собор и ратушная площадь с пятиметровой статуей Роланда; и собор, и статуя – все в том же списке Юнеско. Но и с ними весь старый город обходится пешком за пару часов. Так что пришлось идти в местный музей, «кунстхалле» — о чем я, впрочем, не пожалела, ибо в нем обнаружилось неплохое собрание моих любимых импрессионистов. Еще есть красивый парк с ветряными мельницами, тянущийся вокруг старого города вдоль реки, много странной и местами забавной современной скульптуры, много воздуха, а у самой ратушной площади – цветочный рынок. Повсюду, как это ни странно для Германии – рыбные ресторанчики: где-то я прочла, что Бремен – «рыбная столица» региона. Насчет столицы не уверена, но рыбка вкусная. Опять же, несмотря на собор и музыкантов, Бремен едва ли можно назвать туристическим: старый центр – скромная резервация для любителей праздно пошататься, в остальном же город живет своей жизнью и приезжими особо не интересуется.

Да, еще мне случилось проехать по железной дороге вдоль Рейна, причем сначала по правому, потом по леворму берегу. Поезд шел небыстро, так что речных панорам, милых маленьких городов и деревушек, романтичных замков на холмах и живописных лугов мне было продемонстрировано в избытке; и пожалуй, эта дорога мне запомнилась не меньше, чем пункт назначения, то есть Марксбург.

Вот, собственно, и все – если не вдаваться в подробности и не растекаться мыслею по древу… а растекаться, увы, некогда. Еще, как обычно, есть картинки, много картинок, из которых я постаралась отобрать самые приятные и забавные. Так что можете начинать их рассматривать, а я займусь Амстердамом и Брюгге…