Путевые заметки. Израиль. Окончание


Я не очень понимаю, где некоторые товарищи путешественники берут время для подробного описания своих странствий. И без того тратя его в пути неоправданно много на попытки остановить, поймать в кадр пролетающую мимо красотищу, я ну совершенно не успеваю останавливать ее еще и словами: ведь тогда собственно на путешествие и все, что с ним связано – на новые места, людей, разговоры, вкусности и прочие «опыты» – совсем уж ничего не останется. А когда возвращаюсь «в колею», все уже немного перемешивается в голове… да и колея, знаете ли, не предполагает длительных остановок на тревел-писательство. Так что получаются такие вот короткие заметочки, где эмоций больше, чем фактов, историй и лайфхаков, хотя всего этого было в дороге в изобилии. И тем не менее, мне почему-то кажется важным и нужным «протоколировать» свои перемещения хотя бы в таком вот куцем виде, и может быть, когда-нибудь в старости я все это перечитаю, пересмотрю картинки, вспомню – или нафантазирую – оставшееся «за кадром» — и засяду писать путевые хроники из разряда «Что я видел».

Что же касается последнего моего путешествия – то у меня остался недозапечатленным последний его кусочек, три дня – в которые, однако, влезло больше впечатлений и локаций, чем за всю предшествовавшую неделю. Мертвое море. Галилейское море. Кесария. Рош ха-Никра. Цфат, Акко и Хайфа – все такие разные и абсолютно прекрасные. Еще раз хочу сказать спасибо Боре Берхину – ибо почти все эти прекрасные места я смогла увидеть только благодаря ему, кроме, пожалуй что, Мертвого моря, каковое изначально было «в программе». О северном же Израиле я даже и не помышляла за нереальностью: на своих двоих и общественном транспорте, да еще с учетом треклятой, пардон май френч, местной субботы, вместить в поездку, например, Хайфу, было бы нереально. А уж о том, что на свете существуют Цфат или Акко – я и не знала даже.

Мертвое море волшебно, особенно на закате: там после захода солнца такой импрессионизм в водах и высях разливается – Моне тихо курит, кусая пальцы. Мы на берегу пробыли совсем недолго, но я уже успела придумать Идеальный План времяпровождения на следующий раз. Правда, он предполагает как минимум двухдневное пребывание. В первый день я бы побаловала внутреннюю (впрочем, и внешнюю тоже) девочку – отправила ее в цивилизованный спа с купальнями, грязями, солями, все серьезно, дьявол носит прада и т.д… зато на второй день я взяла бы фиников, козьего сыра и бутылку хорошего красного вина, нашла бы безлюдное место на диком берегу и… ну, вы понимаете

С Галилейским морем мы почти не успели познакомиться – так, посмотрели друг на друга, поставили галочку «здесь была». Хотелось бы поближе пообщаться – но увы. Впрочем, грех жаловаться – зато я успела в Цфат до того, как он окончательно вымер во славу субботы.

Цфат – бело-голубой «священный город галерей и сыроварен», полупустой и какой-то игрушечный – оказался, увы, совершенно нефотогеничен. После пристального изучения выкинула почти все картинки в корзину, да и то, что осталось – осталось скорее себе любимой на память. Сыру мне не досталось, зато многие из галерей в старом городе были еще открыты. Некоторые из них весьма забавны изнутри, но практически все восхитительны снаружи, каждая по-своему.

А дальше была Рош ха-Никра, история любви горы и моря, самый отвесный в мире фуникулер (привет акрофобии), морские гроты и опять же ослепительное солнце над Средиземным морем. А затем – Акко, старинный арабский город-порт, куда мы приехали совсем уже к вечеру, и ничего практически не успели, кроме как прогуляться по набережной и поплутать по ночным узким улицам. Но в эту тысячу-и-одну-ночь я решительно влюбилась, хочу добавки.

Хайфа и предместья – это, кажется, то единственное место в Израиле, где мне было бы комфортно не день, и не два… много дольше. И вообще, жить в цветущем городе на берегу моря, выходить каждое утро на побережье, дышать морским воздухом, нырять в прибой… наверное, это может надоесть, но мне почему-то кажется, что очень и очень нескоро. В самой Хайфе мы прогулялись до бахайских садов – прелестное место, особенно сад кактусов… мои цветочки. Жаль, климат у нас неподходящий, а то бы я такой себе развела. Да, помимо прочего, я поняла, что всегда была бахаисткой, просто слова правильного не знала

А на закуску – на закуску была Кесария, Кесария Стратонова «на Средиземном море, то есть именно там, где резиденция прокуратора», где, возможно, некогда бродил тот самый товарищ в плаще с кровавым подбоем, мучаясь гемикранией. Волны, натурально, катились с перехлестом, и мы с Виталиком на два голоса читали письма к римскому другу в античном амфитеатре. Это было почти также волшебно, как портвейн из горла в питерской подворотне, со стихами на закуску, полным составом 32 августа, тысячу лет назад…

Напоследок стоит добавить вот что: сложно придумать что-либо более восхитительное, чем перемещение из пункта А в пункт Б, особенно когда не подгоняют ни дела, ни обязательства, а просто дорога сама по себе раскручивается вперед, все время открывая что-то новое, и можно просто смотреть по сторонам, впитывая проплывающие пейзажи (фотографировать – ура – на высокой скорости бессмысленно). Можно остановиться, выйти и присмотреться пристальнее. Можно говорить обо всем и ни о чем, можно просто молчать. Такое свободное падение во времени и пространстве, помноженное на выпадение из привычного и обыденного существования – дорогого стоит, и запоминается иногда крепче всех «достопримечательностей». Хотя, возможно, с водительского сиденья этот процесс видится несколько иначе…