Тане Шехтман с любовью из города N


                                   …Когда истечет минутами клепсидры граненый стакан…

 

Не истечет. Ни минутами, ни годами, –
Покуда не скажешь ей – О’кей, истеки, –
Эта смешная жизнь.
И можно играть словами
Даже на берегу известной нам всем Реки.
Можно.
Усталость, старость, все-что-еще-осталось,
Вся эта дрянь, – обретается в голове.
Только в твоей голове.
Как мучительна жалость
К какому-то там утраченному себе.
По жизни до смерти весело.
Ipse dixit.
Так бога ради, давай уже, улыбнись.
В этом полете нет и не будет иного смысла
Кроме как ввысь.
Не говори с усмешкой «когда-то, в молодости» –
Это звучит мерзопакостно,
Клепсидра меня дери.
Это звучит нелепо.
Седые волосы –
Это еще не повод для поседения изнутри…

…а в городе N, на самом-то деле, –
Всегда весна.
В городе N не случается ноября.
И в его мозаиках можно – нужно – нам бродить дотемна.
Остальное придумай самостоятельно.
Все не зря.