* * *

В Петербурге весна всегда наступает вдруг.
Как испуг.
Как насморк.
Как дтп.
Горожане, от мартовских стылых ветров и вьюг,
Натурально, осатанев
И даже несколько отупев,
Неожиданно обнаруживают вверху
Солнечный круг и небо вокруг.
Ужель? –
Говорят они недоверчиво, –
И далее весь апрель
Не зачехляют – на всякий пожарный – пальто на чухонском пуху.
А штормовые норд-осты ладожский гонят лед,
И по газонам черным сорнячная зелень прет.

В Петербурге весна, как война, наступает не
По какому-то там банальному календарю:
На работу уходишь в марте, возвращаешься к ноябрю,
А наутро глотаешь колючий февральский снег.
Это климат, всего лишь климат, mon cher ami,
Ты пойми, это климат — не рок, не судьба.
Отнюдь.
И, пожалуй, еще возможно уехать куда-нибудь,
Далеко-далеко,
Где тепло и легко,
Где не стУдит и не штормит.
Но всегда найдется причина или предлог
Не уехать –
И здесь начинается рок.

Начинается депрессивный питерский rock’n roll,
Поп-механика русского сплина на десяти ветрах,
По обычаю дующих в спину
Со всех сторон
И на всех углах,
Выворачивающих нутро.
И прохожий, будь он неладен,
Будь он четырежды бедуин –
Устает от этого ветра,
Грязных туч и свинцовых вод,
И в насквозь отсыревший мозг,
Едва разжимая рот,
Заливает прогорклыми литрами средней паршивости кофеин,
В подорожной дрожа кофейне или бистро,
Матерится сквозь зубы – и резво бежит к метро.

. . .

Полюби этот город, опухший от слов и слез
До припухших желез, до промокших седых волос
До истошного пафоса наипростейших фраз
Полюби этот город любым.
Навсегда.
Сейчас.
Растворись в амальгаме севера.
Ляг на дно.
Воспари.
Но стенать и сетовать перестань.
Полюби эту мутную взвесь,
Леденящий морок,
Господню срань.
Полюби это мрачное время – другого может быть не дано.
Я сижу у окна.
Я вижу солнце.
Я слышу звенящий смех.
В Петербурге весна наступает – но не для всех.

02-04.04.2017