Brugge, my fair love…


На самом деле, я точно не знаю, отчего мне в последнее время так необходимо после каждой поездки хотя бы пунктиром записывать впечатления… но уж точно не ради хвастовства. Во-первых, это способ немного продлить послевкусие. Во-вторых – возможность ощутить его и по прошествии некоторого времени, перечитывая и пересматривая оставшиеся фото. Ну и в-третьих, мне просто ужасно нравится это занятие: путешествовать и писать о путешествиях. Дорогое мироздание, тебе еще один трэвел-блоггер-журналист не нужен? Хоть на полставочки? А то дай знать…

Итак, от моего последнего путеществия остался последний недосмакованный кусочек, самый вкусный и сочный: Брюгге. Надо сказать, что к встрече с ним я, к сожалению, оказалась совершенно не готова. То есть картинки-то я видела, и рекламно-профессиональные, и дружественно-любительские… но мало ли кто и откуда привозил картинок и восторгов? А красивые фотографии можно и в деревне Гадюкино наснимать, был бы фотоаппарат хороший, освещение правильное и компенсация соответствующая. Опять же, как многие помнят, «If I’d grown up on a farm, and was retarded, Bruges might impress…» В общем, я ждала простых туристических радостей – а попала… нет, даже не в сказку – в сон.

Брюгге оказался абсолютно волшебным, слепленным из колдовских заклинаний и самого вкусного на свете шоколада. Маленькие мохнатые домики вырастали прямо из воды, над ними наклонялись какие-то плакучие дерева – ивы ли, ракиты? – а по воде вальяжно скользили лебеди. Улочки в центре узкие, мощеные, по ним разъезжают прогулочные экипажи: кататься в них – удовольствие, кажется, сомнительное и не вполне сопоставимое с ценой, но наблюдать – прелестно. Там практически нет велосипедистов – что после Амстердама очень меня порадовало. Туристов вроде было немало – но при этом запросто находились укромные, тайные уголки «только-для-тебя-дорогая» – и как раз в одном из них я и поняла, что сюда придется приехать еще раз (а то и не один), по возможности на несколько дней и в более теплую погоду, чтобы не бежать все время куда-то и не пытаться объять необъятное и впихнуть невпихуемое, а познакомиться с господином Брюгге основательно, не торопясь.

Вообще же, какие бы определения я сейчас к этому городу не подбирала, правильным будет одно: влюбленность. Его ли чары, мое ли состояние и настроение, весна и солнце – кто знает, какой из ингредиентов был в этом коктейле основным, но… Так ведь и с людьми: совершенно не обязательно влюбляешься в самого распрекрасного, бойкого или талантливого – а просто что-то щелкает внутри, и пожалуйста, получите-распишитесь и кушайте ложками вашу неземную страсть. И всегда гораздо проще объяснить за что НЕ любишь, чем наоборот.

Но вернемся в Брюгге. Если вам доведется туда попасть (это я пишу для тех, кто там еще не был, если таковые еще остались в нашем страшно далеком от народа узком кругу) – обязательно найдите Lovely organic cafe – это на улице Philipstockstraat 21. Кто почитывает мои заметки, тот знает, что я очень редко «опускаюсь» до рекламы отдельных заведений, но тут просто сам бог велел, ибо там и кухня волшебная, и само место чудесное, а уж тот салат, который они мне сочинили… Вы только представьте сочетание: руккола, шпинат, теплый шевре-гриль, клюквеная гранола, кусочки яблок, обваленные в корице, а для заправки – черная смородина с имбирным соком. И маленькие фирменные багеты с сухофруктами вместо хлеба. Думаю, я очень смешно выглядела, когда поедала это произведение кулинарного искусства, потому что было не просто вкусно, а безупречно вкусно; так что теперь для меня это вкус Брюгге.

Еще, конечно, в этом прекрасном городе надо есть горячие свежеиспеченные вафли с шоколадом – даже если вы не любите сладкого. И пить эспрессо с шоколадными трюфелями… я всегда, кстати, думала, что трюфели – невкусные конфеты с мерзкой помадкой)))) А потом, все это съев и выпив, можно пешком по узкой винтовой лесенке залезть на старинную колокольную башню на ратушной площади – и считайте, что свое обжорство вы уже отработали. А далее следует покататься на лодочке по каналу, а после пойти пешком, куда глаза глядят, и пройти вдоль и поперек все улочки-переулочки, и упасть где-нибудь под кустом или мостом с видом на лебединый пруд или древнюю церковь, и молчать, слушая воду и камни. Так я делаю иногда дома, так я делала в Венеции (и буду делать еще), и так я хочу прожить хотя бы дня три-четыре в Брюгге. Когда-нибудь.

А еще если я – то есть когда я туда вернусь, то как-нибудь обязательно зайду в их местный Макдональдс… просто на чашечку кофе. Потому что там даже Макдональдс живет в особнячке века эдак пятнадцатого, и с улицы видны высоченные потолки с деревянными балками – ну как не зайти? Кроме того, мне очень интересно, каков этот самый Брюгге за пределами старого города – ну не может же быть, чтобы там было какое-то обычное унылое европейское провинциальное безобразие? Это теперь тоже придется проверять.

Но самое мое главное и больное упущение – это музей Грунинге. Помните, я писала, что была не вполне готова к визиту? Так вот, я была многажды не готова. Сейчас у меня как-то даже в голове не укладывается, как я могла не вспомнить, что именно там и выставлен, помимо прочих прекрасностей, босховский «Страшный суд»? Так что я позорно кушала вафли, каталась на кораблике и пялилась на леблядей вместо того, чтобы лично засвидетельствовать почтение своей Мечтательной Дуре (кто поймет, тот поймет, кто нет – извините, объяснить сейчас не очень возможно). Стыдно, горько. Плача, дожевываю последний бельгийский трюфель из отпускной заначки.

*************
… о Брюгге мне хотелось бы рассказывать еще и еще, просто чтобы подольше подержать в себе воспоминания, покатать на языке, на кончиках пальцев ощущение счастья и волшебства, нырнуть обратно в тот эстетический катарсис, который я поймала, гуляя по саду монастыря бегинок…. Но увы, все, что можно было хоть как-то передать словами, уже сказано, и Шехерезада прекращает дозволенные речи, очень надеясь, что шах ее в очередной раз помилует, и настанет еще одна ночь…